Рынок видеонаблюдения и безопасность – Вехи Великого Обмана! Часть 4.

Удаленное видеонаблюдение.

Уже достаточно давно это было. Но вспоминаю, как сейчас. Выставка МИПС в Москве. И к нашему стенду (точнее, персонально ко мне) бежит Маша Ливенцова с номером журнала «Системы безопасности» и кричит:

- Шурик, ты это видел? «Находясь на отдыхе, вы можете видеть все, что творится у вас в офисе!»,-

Это Маша цитировала мне лозунг рекламного модуля в журнале. А дальше уже пошли ее комментарии. Дескать, а оно вам надо? Они что – идиоты? Ты лежишь на пляже, наконец-то оторвался он осточертевшей работы, а тебе предлагают снова на нее вернуться, на сей раз, правда, только взирать со стороны. И главное – смысл? Ты все равно ничего отсюда с пляжа сделать –то не можешь! Тогда ради чего расходовать свою нервную систему и драгоценнейшее свободное время?

Или тебе некому поручить руководство, пока ты сам уехал отдыхать? Тогда тебе еще вообще рано руководить – хреновый ты руководитель, если без тебя предприятие лихорадит. На западе, к слову, даже есть такой метод проверки всевозможных исполнительных директоров – приходят и отправляют директора внезапно на месяц в отпуск. Если предприятие продолжает устойчиво работать, значит, директор не зря занимает свое место. Если начинает лихорадить, значит, надо менять директора.

Тогда много лет назад мы рассуждали все здраво. И подобные рекламные заявления воспринимали исключительно, как абсурдные.

Но пришло все оно же – «all over IP».

Для цифрового сигнала это действительно объективное преимущество – возможность практически неограниченной по дальности передачи. В отличие сигнала аналогового. Суть этого вопроса такова. Если при передачи «0» еще можно отличить от «1» на приемном конце, это означает, что сигнал может быть полностью восстановлен до исходного на приемном конце. Без каких-либо искажений. А, значит, его снова можно отправлять дальше до следующей точки приема, где также можно полностью восстановить до первоначального вида и запускать дальше. И так до бесконечности. Хоть вокруг земного шара несколько раз. Конечно, в каждой точке ретрансляции необходимо подать питание. Участки между такими промежуточными точками при передаче по витой паре «не блещут» какой-либо протяженностью – 100 метров предел. Значит, при передаче таким образом на всего-то 1 км придется делать 9 точек ретрансляции. Но о финансовой стороне вопроса пока вовсе не говорим – она «всплывет» позже. Пока говорим об исключительно технической стороне дела. Для аналогового сигнала подобное невозможно в принципе. Затухание присутствует в абсолютно любой линии для абсолютно любого сигнала. Но для цифрового сигнала нас это затухание будет устраивать, пока, как указано выше, ноль и единица однозначно распознаются. Аналоговый сигнал занимает целый спектр частот. А затухание на разных частотах всегда различно. Поэтому для восстановления сигнала нам потребуется его не просто усилить, а усилить дифференциально, то есть коэффициенты усиления по разным частотам должны быть различны, чтобы получить сигнал, близкий с исходному. Тем не менее, исходный сигнал мы в точности никогда не получим в силу хотя бы того, что номиналы элементной базы имеют всегда некоторую погрешность, да, и разные коэффициенты усиления будут распределяться по всей оси частот не непрерывно, а с некоторой дискретностью. В результате, принятый сигнал уже будет отличаться от исходного некими колебаниями амплитуды по различным частотам – неравномерностью амплитудно-частотной характеристики. И с увеличением количества ретрансляций такие отклонения будут в общем случае расти, искажая исходный сигнал. Но и это не главное. Все «умрет» намного раньше. Каждая ретрансляция – это снижение соотношения сигнал/шум. Даже при самой что ни на есть тщательно рассчитанной и собранной на самой что ни на есть совершенной элементной базе – это 10 дБ потери соотношения на каждой. Ну, и через 4-5 ретрансляций все просто потонет в шумах. Ничего толком не увидите на экране. Но и дальности передачи между ретрансляциями по той же витой паре больше, нежели при цифровой передачи в 20 раз. Вместо 100 метров имеем уже 2 км. Реально с ретрансляциями мы передавали видеосигнал на 7,5 км по витой паре.

В общем, это правда – цифровой сигнал можно передавать теоретически сколько угодно раз вокруг всего земного шара.

Ну, а коли это действительно объективное преимущество, «оловерам» сам Бог велел это преимущество выставлять, как ключевое на рынке ТСБ. То есть, всячески убеждать клиента, что это есть великое благо – смотреть за многие километры. Потому что, если клиент в это поверит, никакого другого пути, кроме, как IP-видеонаблюдение, у него просто нет.

Банальная борьба за клиента, в которой самого клиента можно и обманывать.

А я по-прежнему буду призывать к здравому смыслу.

И для начала на собственном примере.

Может, кто-то сомневается, что за 23 года на этом рынке и более 25 лет на фирме я бы мог установить у себя дома любую видеосистему, причем, совершенно бесплатно? Не сомневайтесь. Смог бы. И IP, и HD. И, тем не менее, ни разу даже помыслов таких не возникло. Ни в квартире, ни в загородном доме, где живу сейчас. И смотреть бы мог прямо из офиса, что за 37 км от моего жилья. И со смартфона. Но, если честно, даже при полной «халявности» таких возможностей просто времени жалко на этот процесс. Места жалко, которое придется выделить под оборудование. Потому что подобная система не будет иметь никакой практической пользы. По главной причине – реагировать некому. Точнее, есть кому, но эти силы никак с видео не связаны – у собаки есть свои собственные методы обнаружения, оценки ситуации и принятия адекватных мер. Когда я дома, ее механизма подачи информации мне вполне достаточно для принятия решения. И нет никакой надобности таращиться в монитор. Ну, а уж о записи мы поговорили в предыдущих блогах - моей безопасности это никаким боком не касается.

А если смоделировать тревожную ситуацию, то и вовсе получим, что удаленное видеонаблюдение – это система откровенной дополнительной опасности. Которой раньше до появления системы не было, а теперь она появилась. Представим, что я увидел на экране монитора в офисе какую-то ситуацию, требующую немедленной реакции для предотвращения опасности. Каковы мои дальнейшие действия? Звонить в местный околоток? Он располагается примерно на таком же удалении от моего дома, что и моя работа. Да, еще надо убедить находящиеся там силы предпринять какие-то реальные действия? Что для них явится весомым аргументом, я , если честно, не знаю. Да, и должны находиться на месте эти самые силы. Да, еще у них не должно быть более срочных дел. Ну, и для примера – когда в 6 часов утра от грозы заполыхали ели на соседском участке, рискуя поджечь в том числе и мои строения, пожарные были вызваны сразу же. Тем не менее, пришлось 40 минут бороться с огнем своими силами до их приезда. Поэтому, касательно такого пути решения вопроса лично я иллюзий не испытываю. Пришлось бы ехать самому. Наверняка, на максимально возможной скорости, с нарушениями ПДД при отсутствии каких-либо спецсигналов. Сама по себе такая езда носила бы откровенно опасный характер. И при всем при том при самом благоприятном исходе заняло бы время реагирования не менее 40 минут. Что может произойти за 40 минут? Абсолютно все, что угодно. За 19 минут баллистическая ракета долетает из Штатов до центральной России. Хватит времени слетать туда и обратно.

А сосед вот установил у себя видеокамеры. И пишет все на жесткий диск. Спрашиваю, ну, и как? Отвечает: «Вчера поздно вечером вернулся с вечеринки. Сегодня посмотрел запись. Ох, и стыдно же стало!» Ну, если стоит цель анализа собственного поведения в моменты собственной не полной вменяемости, то, наверное, оправдана такая трата средств. Но мне это тоже не актуально – я вообще не употребляю спиртные напитки.

В борьбе за клиента наши «оловеры» захватили все «Безопасные города». С тех пор все, кто в курсе происходящего, наименование это пишут исключительно в кавычках. Потому что всякая безопасность, которая хоть в каком-то виде была до этого, просто закончилась. Отныне вся информация со всех камер стекается в единый центр сбора и хранения данных – ЕЦСХД. Во, как громко звучит. Прямо-таки штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли или «Аквариум» на Сретенке в целях всего лишь городской общественной безопасности. Вот его-то в телерепортажах и показывают. Мы уже его упоминали, говоря о том, что операторы, считай, в этих центрах вообще ничего не видят. Но это еще пол беды. Давайте представим, что некая бабушка или студент на роли дежурного оператора все-таки что-то криминальное заметили. Что дальше? Само событие может находиться в 10-15 километрах от места его обнаружения. Обнаружили. Теперь надо определиться с точным местом события – хотя бы адрес ближайшего дома. Время на реакцию уже идет полным ходом. Реакции пока никакой. Далее оператору надо связаться с некоей местной структурой, призванной именно реагировать. Установление контакта – это тоже отдельное время. Даже при отдельной  выделенной линии. Далее надо описать увиденное. Да так, чтобы абонент на другом конце все правильно понял, сумел по рассказу оценить ситуацию для выделения необходимых сил. Саму ситуацию при этом видит исключительно оператор. Думаю, что на данном этапе временные потери уже могут быть очень значительные. Далее уже дежурный силовой структуры ставит задачу непосредственно перед теми, кто будет препятствовать развитию опасности. Замечу, уже второй пересказ объективного события, который может уже отличаться от исходного – так уж человек устроен. Еще потеря времени. И только после этого начинается движение к месту события и принятие мер. То, к чему это приводит в реальности, я уже писал в предыдущих блогах. К трагедиям.

Когда мы разрабатывали, а потом совершенствовали свою аппаратуру передачи видеосигнала по витой паре, мы остановились в своем движении по дальности передачи на отметке 2,2 км. Дошли до этой цифры, а потом задумались – а надо ли дальше? Можно было бы дальше? Да, конечно, можно. Общий принцип отработан. Но удорожание было бы ощутимым, а практической пользы никакой. Почему? А сколько надо времени, чтобы силам реагирования преодолеть хотя бы километр? Просто задумайтесь. Если бегом по ровным дорожкам стадиона, в трусах и майке, то норма на «Золотой значок ГТО» для всего-то одного километра, для двадцатилетней молодежи  – 3 мин.10 секунд. Очень немногие эту норму выполняли. Ограничивались «Серебряным значком» с временем 3 мин.20 секунд тоже далеко не все. А теперь возьмите реальные физические кондиции реального бойца охраны, оденьте на него его экипировку, дайте в руки оружие. Какую цифру получим? А на ограбление банка статистически сложившаяся «норма» для злодеев – 2 минуты (ну, разве что, если во главе угла стоит видеозапись, то злодеи позволяют себе откровенно расслабиться двумя часами). И на километре уже опоздали. Что там будет с двумя нашими километрами? Рояль можно с девятого этажа украсть. Как с такими цифрами будет стыковаться наше понимание безопасности? Вот поэтому в свое время мы стали выпускать аппаратуру с заведомо меньшими дальностями передачи. Она получается дешевле, а востребованность ее выше. Потому что на том этапе все еще присутствовал здравый смысл, и потребности объективно распределялись в пользу здравых расстояний с точки зрения реагирования.

Сегодня рынок победил какой-либо здравый смысл. Хотя у сил опасности он, напротив, преобладает. И если на само злодеяние требуется времени меньше, чем на возможное реагирование при условии того, что событие сразу попало в объектив камеры и было замечено оператором, никого такая камера не пугает. Можете считать, что ее просто нет. Камера обходится точно так же, как и в случае приоритета видеозаписи перед видеонаблюдением – закрытием лиц, автомобильных номеров или иных идентификационных признаков.

Зато стоимость систем с увеличением дальности растет отнюдь не линейно, а по экспоненте. Появляется промежуточное магистральное оборудование, требующее обеспечение питанием, нуждающееся в климатической защите. Почитайте:  http://www.tahion.spb.ru/statya2 Это реальная проработка проекта всего-то на 300-метровом участке. Смех, а не дальность, если бы разрешение 720х576 заказчика бы устроило. Если бы не повелся на поводу у рынка с его рыночными интересами. Вообще безо всякого промежуточного оборудования подобные задачи решались. А теперь подумайте, насколько выгодно рынку 2-5-10-15 километров. А насколько они бесполезны потребителю безопасности, мы только что показали.

Опять приведут в пользу дальней передачи доводы о необходимости видеорегистрации. И опять я возражу – разделите понятия видеонаблюдение и видеорегистрация. Нет между ними ничего общего, если говорить о задачах безопасности. И решайте эти задачи раздельно. Рынку это очень не понравится. Но вам-то до его интересов какое дело? Преследуйте только свои собственные.

«Безопасные города» у нас сейчас повсюду. Растут, как грибы после дождя. Вопрос только в том, что мы в это понятие вкладываем. И почему люди, знакомые с этим «велением времени» у нас и не преследующие каких-либо целей отстаивания чьих-то шкурных интересов, пишут это понятие в кавычках? Да, потому что нет у нас безопасных городов. И раньше, когда не было видеокамер, города наши на самом деле были намного безопасней.

Потому что нет у «них» определения безопасности. А у нас  - есть. Думают, навешали камеры на всех углах, и всем стало безопасней. А безопасность, исходя из нашего определения, это не видеофиксация, а прежде всего своевременная, мгновенная и адекватная реакция на обнаруженную опасность с тем, чтобы не дать этой опасности реализоваться.

Наши «типовые» проекты безопасных городов по их структуре – это бред, если говорить о безопасности, и идеальное средство «освоения бюджета», если говорить о деньгах.

Открою великую тайну. Самый первый проект безопасного города в нашей стране делала наша фирма. Это был пилотный проект Петроградского района, который должен был быть реализован к 300-летию Питера. Делали мы его честно. С собственным здравым смыслом. Камеры сводились в ближайший тогда еще милицейский околоток, откуда реально было бы до них добраться в течение здравого интервала времени. Чуть больше 2-х км от околотка оказалась всего одна камера – не было просто в том микрорайоне никакого отделения милиции ближе. Исходили из того, что , если заметили, то ноги в руки и бежать. Или ехать. Но быстро. И не расследовать, а пресекать нежелательное событие. А запись тоже предусматривалась. Но уже не в околотке, а на более высокой структуре – в РУВД. Чтобы в околотке знали, что все, что попадет в объектив камеры, окажется на записи у их начальства. А они ничего с этим поделать не смогут. Если все правильно делали, получат заслужено награду – запись покажет, кто и как отличился. Но и покажет, если не среагировали должным образом. Тут уже не скажешь, что ничего не было. Ну, и совсем для высокого начальства тоже предусматривалась возможность и просмотра, и записи. Эти сами реагировать не будут в любом случае. Эти будут командовать. Будут администрировать. Ну, так им реальное время и не обязательно за огромные деньги. Будут задержки по несколько секунд, ни на что они не повлияют. Значит, можно использовать имеющиеся каналы связи, а не рыть траншеи под оптоволокно по всему городу прямиком к Большому дому. Рабочая планировалась система. Только вот деньги до нас все никак не доходили. А за бесплатно с подобными проектами связываться очень опасно. Вот и вышли в конце-концов в одностороннем порядке из проекта. И, как выяснилось, правильно.  Не те настоящие цели были у заказчика.

Но «Безопасные города» это не остановило. И под те, другие цели стали реализовываться и другие проекты. Отныне вся информация со всех камер стекается в единый центр сбора и хранения данных – ЕЦСХД. Во, как громко звучит. Прямо-таки штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли или «Аквариум» в целях всего лишь городской общественной безопасности. Вот его-то в телерепортажах и показывают. Мы уже его упоминали, говоря о том, что операторы, считай, в этих центрах вообще ничего не видят. Но это еще пол беды. Давайте представим, что некая бабушка или студент на роли дежурного оператора все-таки что-то криминальное заметили. Что дальше?

Попов А.Л.